Август 2018
M T W T F S S
« Jul   Sep »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

20 лет российскому дефолту. 17 августа 1998 года правительство сказало: «Денег нет»

Многие вспоминают те дни как катастрофу. Магия восьмерики: в 1988-м ввели продовольственные карточки, в 2008-м снова грянул кризис, наступил 2018 год.

4 коммент.
 
20 лет российскому дефолту. 17 августа 1998 года правительство сказало: Денег нет

Кошельки могут опустеть

Двадцать лет назад, 17 августа 1998 года, в России грянул дефолт. Спустя два десятилетия самое время посмотреть на это событие не только в катастрофическом ракурсе, но и как на прививку для экономики, которая в итоге привела к оздоровлению.

Что происходило в те дни и месяцы и какие уроки мы можем из них извлечь?

Дефолт подкрался незаметно. Российская валюта последние два года была одной из самых стабильных в мире: доллар плавал в валютном коридоре и стоил не дороже 6 рублей 25 копеек. В июне 1998 года Банк России согласовал получение от Международного валютного фонда кредита в $25 млрд, но Госдума, солидарное большинство в которой имели коммунисты, «Яблоко» и аграрии, отказалась его принять: и так все нормально, незачем долги множить. Еще 14 августа президент России Борис Ельцин сказал: «Девальвации не будет. Это я заявляю четко и твердо. И я тут не просто фантазирую, это все просчитано»… Но уже вечером 17 августа правительство и ЦБ сообщили об отсутствии средств, объявили о неспособности платить по государственным ценным бумагам (это и есть технический дефолт) и о переходе от плавающего курса доллара к свободному. В итоге за три с половиной недели доллар подорожал в три с половиной раза: от 6 рублей 24 копеек 17 августа до 21 рубля 6 сентября. И это речь только об официальном курсе ЦБ, а не об обменных пунктах. Многие вспоминают те дни как катастрофу.

Сонная болезнь

До дефолта экономическая элита России страдала от детской болезни дереализации (это когда с реальностью путают сказку или сон). Многим казалось, что нам почти уже удалось совместить принципы свободного рынка и идеалы социального государства. Казалось, что мы почти одолели инфляцию. В 1997 году она составляла 11% — ничто по сравнению с 2508,8% в 1992 году. А в реальности ради того, чтобы удерживать крепкий рубль, просто остановили печатный станок, и расплачивались за это бюджетники, которым по полгода не платили зарплату. Даже добывающий сектор затянул пояса до ребер. Не случайно шахтеры месяцами стучали касками на Горбатом мостике перед Белым домом… А за иллюзию, что раз государственные краткосрочные облигации России раскупают словно горячие пирожки, то в нашей финансовой состоятельности можно не сомневаться — пришлось заплатить реальностью, когда платить проценты держателям ГКО стало просто нечем.

Без шансов

Можно ли было избежать дефолта? Этот вопрос я задал двум бывшим министрам экономики России.

«За год до дефолта казалось, что начался подъем российской экономики из руин, оставшихся от распада СССР, что рыночные реформы дают первый урожай, — признался «РГ» Евгений Ясин, министр экономики России с 1994 по 1997 год. — Но начинался азиатский кризис, мировые цены на нефть были неблагоприятными для нас… Денег не хватало, и мы попытались по зарубежному опыту организовать заимствования, которые бы ничего нам не стоили. Но то, что удавалось зрелым экономикам, у нас не сыграло. Мы стали продавать ГКО под высокие проценты в то время, как курс рубля находился в валютном коридоре. Благодаря этому он занимал более выгодное положение, чем доллар, но в итоге мы не нашли выхода из этого коридора. Представьте себе: нефть — $8 за баррель, долг государства по ГКО 440 миллиардов рублей, а доллар стоит шесть рублей, и мы не даем ему подорожать. Нестыковочка. Шли споры, как выходить из положения, но никакого решения провести через парламент было невозможно — он отвергал любые предложения правительства. В итоге наше правительство просто сменилось».

«20 лет назад подвела несогласованность действий между экономическими ведомствами, — сказал «РГ» Андрей Нечаев, который возглавлял министерство в 1992-93 годах. — Например, Центробанк арестовывал ГКО минфина за то, что последний по ним не вовремя платил. Вместо этого можно было резко смягчить остроту кризиса, заморозив часть ценных бумаг. Существовала возможность перевести долговой кризис в валютный, заранее девальвировав рубль. Но вместо этого президент, Борис Николаевич, публично заявил, что девальвации не будет, чем связал руки правительству и ЦБ. Череда тактических ошибок привела Россию к неизбежности внутреннего финансового кризиса, а мировые экономические потрясения его усугубили и превратили в дефолт».

Пробуждение

За месяцы между объявлением дефолта и наступлением зимы в экономике произошло два явления.
Первое. Всем бюджетникам вернули долги по зарплате, да и о кризисе неплатежей в реальном секторе забыли. Коль уж рубль все равно упал в четыре раза, то и денежную массу ЦБ увеличил втрое. Кстати, курс доллара, установленный дефолтом, продержался целое десятилетие: до 2008 года.

Второе. До дефолта по федеральным каналам крутили социальную рекламу: «Покупайте российское». После рокового августа российское уже не требовалось в рекламе. Рост цен на отечественные товары в 1998 году остался на уровне 11%, а импортные подорожали согласно курсу до 400%. Соответственно, российские производители (главным образом продуктов питания) стали наращивать мощности и заполнять прилавки в магазинах, куда раньше не могли пробиться.

«В конце 1998 года началось оживление, — вспоминает Ясин. — Рост производства в 1999 году превысил 8%, таких темпов никогда не было. Рост ВВП — 2%. Инфляция сносная — 37%. Она практически на порядок отставала от девальвации. С валюты сняли искусственные ограничения, правила стали понятными, а экономика рыночной, следовательно, начался значительный приток инвестиций. Болезненные трансформации девяностых годов в итоге привели к «тучным нулевым годам».

20 лет российскому дефолту. 17 августа 1998 года правительство сказало: Денег нет

Инфографика: «РГ»/ Леонид Кулешов/ Михаил Зубов

«Обычно в минуты роковые государство думает о сохранении социальных гарантий в ущерб промышленности и предпринимательству. Кризис 1998 года прошел по противоположному сценарию, — сказал «РГ» научный руководитель Института экономики РАН Руслан Гринберг. — Население пострадало, а производство поднялось. Мы получили полноценный отечественный пищепром. Это была первая большая волна импортозамещения. И для экспортеров девальвация была полезной. В 1999 году внешнеторговое положительное сальдо достигло 20% ВВП (ранее оно было отрицательным). И произошло это не только из-за того, что упал импорт и немного подорожала нефть. Производство подскочило настолько, что заполнило внутренний рынок и устремилось на внешние. Мы стали экспортировать что-то кроме углеводородов».

Магия восьмерки

О кризисе двадцатилетней давности заставляет вспомнить не только памятная дата, но и тревожные шатания рубля в начале августа нынешнего. Очередная волна американских санкций не так вредна сама по себе, как вербальные интервенции вокруг нее. Заявления американских конгрессменов о том, что они обвалили российскую экономику, или наблюдения аналитиков Bank of America, будто динамика рынков сходна с той, что предшествовала кризису 1998 года, имеют некоторый биржевой эффект. Но влияние информационных вбросов на курс валют редко бывает долгосрочным. Особенно если эта информация опровергается.

«Полтора года назад специалисты Bank of America уже делали точно такие же заявления и сравнения, это тоже несколько повлияло на курсы валют, но предсказываемый ими кризис тогда не случился, а курсы стабилизировались», — сказал «РГ» директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев.

«Сегодняшняя ситуация несопоставима с той, что была во время мирового кризиса 1998 года, — говорит Андрей Нечаев. — Валюты развивающихся рынков, включая Россию, более устойчивы, чем 20 лет назад. Их снижение происходит не из-за слабости экономики этих стран, а в результате мер, которые США предпринимают для укрепления доллара. Поэтому статистические аналогии американских банкиров «притянуты за уши». Кроме того, для России кризис 1998 года был долговым, а сейчас у нас практически нет государственного долга».

Кстати, Штаты заинтересованы только в том, чтобы слегка покусывать Россию, но не обваливать рубль. Точно так же, как российский бизнес вовсе не мечтает об обрушении Бреттон-Вудской системы (международных расчетов не золотом, а долларами). Хоть мы и конкуренты, но общих интересов у двух стран больше. Не случайно США периодически устраивают геополитические интриги, которые укрепляют цены на нефть (а значит, и рубль) к нашему общему удовольствию. Вот и сейчас Вашингтон играет на повышение нефти через Персидский залив.

20 лет российскому дефолту. 17 августа 1998 года правительство сказало: Денег нет

Инфографика: «РГ»/ Леонид Кулешов/ Михаил Зубов

А мы часто наносим себе гораздо больший ущерб сами — доморощенными слухами и приметами. Например, о том, что в августе (восьмом месяце) каждого года, который оканчивается восьмеркой, обязательно должна произойти какая-нибудь неприятность.

Честно говоря, для нашей экономики восьмерка — действительно заколдованная цифра. В 1988-м на всей территории СССР ввели продовольственные карточки на сахар и другие продукты (в зависимости от региона). В 1998-м грянул суверенный дефолт, а мировой кризис 2008 года оставил без работы сотни тысяч наших сограждан (только официальный показатель безработицы вырос на 2,5%) и загнал обремененных валютными кредитами россиян в долговую яму. Причем все эти кризисы начинались действительно в августе.

И все же любая серия рано или поздно заканчивается. Текущий август поволновал, но не более того.

Советы семейному совету

С тех пор как после крушения СССР Россия вернулась в капиталистический мир, она подчиняется его законам. Включая цикличность мирового экономического развития от кризиса к кризису. В 1998 году мы еще не предполагали, что эта конъюнктура нас касается настолько тесно, а проблемы далекой Юго-Восточной Азии прорвутся в Москве. Теперь мы понимаем, что России от глобальных финансовых штормов не спрятаться, но научились относиться к ним не как к катастрофе, а буднично, как к насморку или неизбежности понедельника. Просто к этому нужно быть всегда готовым. К кризису 2008 года был накоплен стабилизационный фонд, к примеру.

«Глобальный финансовый кризис последнее время случался ровно раз в 10 лет, но это просто совпадение, — полагает Игорь Николаев. — Сейчас кризис действительно назревает: налицо перекапитализация рынков, прежде всего — фондового. Но для того чтобы финансовый пузырь лопнул, должен появиться «спусковой крючок». В 1998 году им стал кризис в Юго-Восточной Азии, в 2008-м — ипотечный кризис в США. А сейчас не видно, что может сыграть роль такого «крючка».

Вести антикризисную подготовку желательно не только правительству, но и каждой семье. Как государство формирует резервы на фоне постоянных споров, что лучше: накопить на «черный день» или вложить эти деньги в реальный сектор, так и «ячейке общества» хорошо бы решить: нужен ей свой «резервный фонд» или лучше деньги потратить на покупки.

«Трети населения хватает только на еду, и им не нужно ничего выгадывать, отказывать себе в необходимом ради накоплений. Еще у одной трети, которая чуть богаче, могут возникать разные фантазии: а не купить ли мне машину покрасивее… Вот я сейчас не советовал бы этого делать, — сказал «РГ» финансовый омбудсмен России Павел Медведев. — Ездит твоя машина нормально — продолжай пользоваться ею. Лучше излишек средств держать в банке, но — только сумму, сохранность которой гарантируется государством: на рублевом депозите — не более 1 млн 400 тысяч, на валютном — до 700 тыс. в рублевом эквиваленте. Если у банка возникнут проблемы, то Агентство по страхованию вкладов в любом случае возместит эти суммы — система не дала ни одного сбоя за 10 лет. И главное — не бежать в обменные пункты, если туда ринутся толпы. Потому что потом спекулятивная часть курса сойдет на нет и выяснится, что вы купили валюту чуть ли не вдвое дороже. Самое обидное, что больше всех на сиюминутных скачках теряют люди со скромным достатком. Более наивные и менее богатые. А более богатые и менее наивные на этом цинично зарабатывают. Поэтому, если однажды вы услышите из новостей, что рубль в опасности, то продолжайте смотреть телевизор. Ничего не делайте и старайтесь не волноваться, чтобы хоть здоровье сохранить».

А как у них?
Кто чемпион мира по дефолтам

Дефолты объявляли многие страны по всему миру, но в последние годы это явление наиболее характерно для стран Латинской Америки. Так, только в XXI веке отказывались от своих долговых обязательств власти Нигерии, Парагвая, Никарагуа, Доминиканской Республики, Греции, Аргентины, Уругвая, Венесуэлы и Эквадора. Кстати, две последние страны — рекордсмены по количеству экономических кризисов в истории. Каждая из них объявляла о дефолтах по 10 раз.

В Аргентине за последние 20 лет это происходило дважды. В 2001 году после привязки национальной валюты к американскому доллару аргентинские товары оказались неконкурентоспособными, что отрицательно сказалось на развитии промышленности.

К тому же после того, как Бразилия прибегла к девальвации собственной валюты в 1999-м, инвесторы перенаправили туда значительную часть своих средств. В результате Буэнос-Айрес был вынужден покрывать внешний долг все новыми и новыми долговыми обязательствами. Однако в 2001 году Международный валютный фонд отказался предоставлять Аргентине новые кредиты, и исполняющий обязанности президента страны Адольфо Родригес Саа объявил о крупнейшем в истории дефолте (около 100 млрд долларов). Для выхода из кризиса власти страны ввели контроль над ценами, запретили поднимать тарифы на коммунальные услуги, отказались от ряда инфраструктурных проектов.

В 2005 и в 2010 годах Аргентина провела две реструктуризации долга, который прекратила обслуживать в 2001 году. Тем не менее последствия кризиса ощущаются до сих пор, в 2015 году был даже объявлен технический дефолт, страна не смогла вовремя выплатить проценты по займам. Однако министр экономики и финансов Аргентины Аксель Кисильоф заверил, что страна продолжит обслуживание своего внешнего долга. Ситуация в Аргентине привела к дефолту в 2003 году в Уругвае. Держатели капитала начали выводить свои средства из экономики страны, что привело к снижению ВНП, девальвации песо и невозможности выплатить проценты по облигациям. В итоге правительству пришлось обратиться к держателям ценных бумаг с просьбой об отсрочке в пять лет. Кредиторы пошли Уругваю навстречу.

В Европе в последние годы технический дефолт допускала только Греция. В 2015 году она не смогла перевести МВФ в срок транш в размере 1,54 млрд евро в рамках погашения задолженности. От объявления настоящего дефолта спасло соглашение с Брюсселем, который предоставил стране новые кредиты в рамках программы Европейского механизма стабильности.

Источник: РГ


Похожие записи

Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter.

(4) Комментариев

  1. Готовимся! С нового года полетит все под откос — Онлайн кассы ввели НДС подняли, ЖКХ растет и т.д. и т.п.
    И чем ближе «откос» тем больше сми будут уверять нас в обратном

    Thumb up 13 Thumb down 4

  2. 30 лет уже длиться то дефолт, то инфляция не живем а выживаем

    Thumb up 11 Thumb down 4

  3. А народу нравится.Только слово попробуй скажи. :-D :-D :-D Жена стерва. но любить буду :-D :-D :-D

    Thumb up 0 Thumb down 3

  4. Карточки-талоны на продовольствие ввели ещё в 1982 году. Не путайте. Могу показать, у меня ещё остались.

    Thumb up 4 Thumb down 0

Ваше мнение ценно: оставьте комментарий

Войдите или зарегистрируйтесь, тогда Вам не придется вводить имя каждый раз, и Вы сможете настроить себе "аватар".

Ознакомьтесь с правилами комментирования

Новости компаний

Все новости компаний

Все акции и скидки

Ваша идеальная фигура к Новому году!